#MeToo (движение поддержки людей, рассказывающих о сексуальном насилии по отношению к себе) – зло для фигурного катания.

Этому движению место в политтехнологиях, корпоративных войнах, играх на понижение на Уолл-стрит. В конце концов, в бумажках правозащитниц, занимающихся правами женщин в странах третьего мира.

Но не в спорте. И тем более – не в фигурном катании.

#MeToo наступает на фигурное катание: дело американца Кафлина, совершившего суицид, точно не последнее

Бороться с педофилами, маньяками и насильниками нужно. Уголовное право развитых и даже некоторых развивающихся стран имеет достаточно механизмов для защиты общества. Те, кто совершают преступления против половой неприкосновенности, должны сидеть в тюрьме. Какая новая мысль – с учетом того, что первые международные конвенции на эту тему появились еще в XX веке, не правда ли? Да-да, борьбу с домогательствами изобрел не твиттер.

Почему же тогда #MeToo – зло? Сначала – экскурс.

***

Движение #MeToo зародилось в октябре 2017-го в США; идея – борьба с сексуальным насилием и домогательствами.

В ходе кампании жертвы публиковали личные истории в соцсетях, обвиняя влиятельных мужчин. Среди хэдлайнеров – комик Луи Си Кей, продюсер Харви Вайнштейн, актер Кевин Спейси и другие. Под давлением некоторые ушли в отставку или прекратили публичную деятельность.

#MeToo наступает на фигурное катание: дело американца Кафлина, совершившего суицид, точно не последнее

Дела, складывающиеся из публикаций с тегом #MeToo, редко доходят до суда. Обычно обвинения смещают фигурантов с должностей, роняют стоимость акций (Guess, Microsoft, Uber) и шансы Трампа выиграть президентскую гонку.

Самые громкие истории о домогательствах в спорте последних лет:

1) Дело врача сборной США по гимнастике Ларри Нассара;

2) Дело о домогательствах в российском биатлоне;

3) Очередной поход непонятной женщины на Роналду.

Движение #MeToo не трогало фигурку до 17 декабря 2018-го.

***

А потом частная волонтерская организация «Национальный центр безопасного спорта США» (SafeSport), частично существующая на краудфандинговые пожертвования, предъявила обвинение работодателям американского фигуриста Джона Кафлина. Вроде как двукратный чемпион США в парном катании растлевал молодых спортсменок.

Организацию SafeSport создал Олимпийский комитет США в 2017-м – поводом стали сексуальные скандалы в плавании и гимнастике. К 2019-му пожертвования достигли 10 млн долларов, включая взносы от комитета.

33-летний Кафлин в то время занимал пост в ISU (Международном союзе конькобежцев). На льду он запомнился двумя победами на чемпионате США с разными партнершами: в 2011-м – с Кейтлин Янкускас, в 2012-м – с Кэйди Динни. Не отобравшись на Олимпиаду в Сочи, Кафлин завершил карьеру – устроился тренером и комментатором.  

SafeSport сообщила, что боссам Кафлина, что на него поступило три жалобы. Без источников, без подтверждений от правоохранительных органов. Просто три жалобы – «от лиц, не готовых говорить публично», двое их которых не находились в возрасте согласия. 

Сначала SafeSport выступила за промежуточные ограничения для Кафлина: не заниматься публичной деятельностью, связанной с фигурным катанием. В январе-2019 у Джона планировалась комментаторская работа на чемпионате США, но SafeSport потребовала немедленного исполнения ограничений. 

17 января 2019-го Кафлина обвинили уже публично. На следующий день он совершил суицид в своей квартире в Канзас-Сити. 

#MeToo наступает на фигурное катание: дело американца Кафлина, совершившего суицид, точно не последнее

За несколько дней до смерти Кафлин в общении с боссами называл обвинения лживыми и беспочвенными и жаловался, что процесс не позволяет ему защищать себя и делиться большей частью информации. Родственники Джона расценили действия SafeSport как доведение до самоубийства.

На чемпионате США на трибунах было множество людей в красных кепках в поддержку Джона. «Я точно не знаю, что мы хотим этим сказать. Это важно для тех, кто его любит. Но нужно время. У нас у всех слишком много вопросов», – сообщила Тара Молдин, бывший агент Кафлина, в интервью ESPN. 

В разговоре с USA Today, глава SafeSport Дэн Хилл отрапортовал: организация озаботилась ситуацией с Кафлином «после многочисленных доносов, рассказов очевидцев и прямых свидетельств. Особое беспокойство вызывало отношение к девочкам в парном катании».

В Федерации фигурного катания США заявили, что не в курсе, общался ли Кафлин с представителями SafeSport до суицида. Представители федерации и тренеры организовали встречу с SafeSport. Кристин Биндер-Фоулер, президент ассоциации тренеров, говорила: «Мы просто хотим понимать, что вообще происходит».

Через некоторое время расследование закрылось. Для прессы – сошлись на том, что организации следует «лучше проводить расследования» и «объяснять значения обеспечительных мер». Правоохранительные органы никто так и не привлек. При жизни Кафлина общественность осталась без доказательств его причастности к какому-либо криминалу.

***

После смерти Кафлина одна из его бывших партнерш – Бриджит Намиотка – сообщила в фэйсбуке: «Джон причинил боль по меньшей мере десяти девушкам включая меня. Он сексуально домогался меня на протяжении двух лет». Речь в посте Бриджит идет о событиях 2004-го года – тогда ей было 14. В ответ на это заявление Тара Молдин назвала Бриджит неадекватной.

«Верьте женщинам», – так начинается пост в инстаграме бывшей американской фигуристки Эшли Вагнер, опубликованный в начале августа-2019. Эшли повествует о событиях 2008-го на сборах в Колорадо-Спрингс. Ей тогда было 17.

«Я никогда не пила алкоголь до этого, но я была подростком, и мне было интересно узнать, что это такое. Когда вечеринка закончилась, меня и еще нескольких девушек некому было отвезти в отель, поэтому мы легли спать на месте. Следующее, что я помню – я просыпаюсь и чувствую, как кто-то заполз ко мне в кровать. Я очень устала и спала мертвым сном. Я даже не забеспокоилась, потому что не совсем понимала, что происходит. Просто подумала, что кто-то еще тоже хочет спать.

#MeToo наступает на фигурное катание: дело американца Кафлина, совершившего суицид, точно не последнее

Кафлин начал целовать мою шею. Я была настолько удивлена и потрясена и совершенно не знала, что делать, поэтому оставалась неподвижной. Потом я испугалась. Я была совершенно парализована страхом. Он перенес вес своего тела на меня, помню, как он положил руки на мои штаны, и я была в ужасе, так как начала понимать, к чему все идет. Я остановила его. Я сказала ему: «Стой!» И он просто посмотрел на меня спокойно, а затем встал и вышел из комнаты».

На следующий день газета New York Times вышла с заголовком «История Эшли Вагнер о сексуальном преступлении потрясла фигурное катание». Текст заканчивается цитатой друга Кафлина, Габриэла Росс-Нэша.

«Для Кафлина и Намиотки жить в доме ее родителей, соревноваться и иметь отношения считалось приемлемой моделью жизни спортсменов в то время. Такова была культура нулевых. Хотя это может показаться неприемлемым сейчас».

Спустя несколько дней Вагнер заявила, что ее работа для нового поколения фигуристов заключается в том, чтобы сделать спорт более безопасным, потому что она знает, чего можно ожидать. Эшли сообщила, что ей стало плохо, когда она посмотрела на 13-летнюю Алису Лью, которая «только входит в этот испорченный мир». Эшли пожелала Лью не пройти через то, через что прошла она.

***

Представьте, что арбитр не может поставить низкие оценки даме, которая заявила, что она – #MeToo – стала жертвой домогательств. Вы что, давите на больное жертве?

Представьте, что брату Тони Хардинг, подстроившему покушение на конкурентку сестры, больше не нужен громила, ломающий ноги Нэнси Кэрриган в 1994 году. И ломать можно уже не колени – карьеры и судьбы.

«Ее не обязательно убивать – можно покалечить». Покушение на фигуристку-чемпионку

Представьте, как уничтожается мир парного катания. Какое из прикосновений на тренировке теперь не сочтут домогательством? Какое сочтут приемлемым в нулевых, но не приемлемым в двадцатых? Представьте, что золотые программы Тессы Виртью и Скотта Мойра в Пхенчхане запрещают из-за культа домогательств на нескольких поддержках.

Представьте, что Мэдиссон Чок и Эван Бейтс не имеют право на любовь вне льда. Это противоречит Кодексу Поведения #MeToo, который разработала частная волонтерская организация. Еще по Кодексу следует приговорить к пожизненному заключению Волосожар и Транькова, Лобачеву и Авербуха, Тарасову и Морозова, Бережную и Сихарулидзе. Да вообще всех, кто каждый день трогает друг друга на тренировках и (о, дьявол!) считает нормальным заводить потом отношения.

#MeToo наступает на фигурное катание: дело американца Кафлина, совершившего суицид, точно не последнее

Представьте, как спортсменов отстраняют от соревнований не за употребление допинга, а за обвинение в объятиях 18-летней давности.

Представьте, что с преступлениями борются не правоохранительные органы, а все подряд.

Не правда ли – как легко представить, что фигурное катание скоро погибнет вместе с Джоном Кафлином? Только не говорите, что невиновные не лезут в петлю.

Никто из нас не знает наверняка. Но давайте вину фигурного катания и каждого в отдельности будет устанавливать суд, а не обезумевшая толпа, твиттящая модные теги.

***

11 августа стало известно, что бывший американский фигурист Адам Смит подал в суд на тренера Ричарда Кэллахана из-за сексуальных домогательств в период с 1999 по 2001 год, когда Адаму было 14-16 лет. 

#MeToo наступает.

Telegram-канал Ивана Кузнецова, который трясет фигурное катание не хуже Эшли Вагнер

Фото: Gettyimages.ru/Otto Greule Jr, Scott Eisen, Matthew Stockman; globallookpress.com/Panoramic, Paul Kitagaki Jr.

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

17 + 19 =